Вы здесь: Главная -> Образование -> История России -> -> -> Дополнения к тому 15. Дополнение. (часть 3)
Новости науки
2016:
78
2015:
12345678910
2014:
123456789101112
2013:
123456789101112
2012:
123456789101112
2011:
123456789101112
2010:
123456789101112
2009:
123456789101112
2008:
123456789101112
2007:
123456789101112
2006:
123456789101112
Рейтинг@Mail.ru

Дополнения к тому 15. Дополнение. (часть 3)


5) Сиятельнейший князь, милостивейший Александр Данилыч! доношу твоему сиятельству последний твой раб Никита Кудрявцев: к уфимским башкирцам ездил я от Казани в 300 верстах, а не доехал до Уфы 200 верст, и их, собравшись человек с 400, ко мне приехали в саадаках, в них от первых три человека: Уразай Ногаев, Кемей Шишмаметев да Мещеряк Имай; сказал я им государеву милость, что царское величество пожаловал их, указал им платить ясак против прошлых лет, а новонакладного ничего не имать. И они, выслушав, поклонились, а по-видимому знатно, что не усердно то приняли. Им же говорил, чтоб беглых к себе татар, чувашу, черемису и прочих иноверцев не принимали, а которые есть, тех бы отдали. И они того и слышать не хотели и сказали, что они беглых никого не знают. Им же говорил: для чего они государевым посланным по дорогам против прежних лет никому по указам подвод не дают? Сказали, что и вперед давать не будем никому, и из них один, башкирец Уразай, по-русски говорил мне: полно де нам с тобою говорить! Ты де ездишь без государева позволения собою, чтоб де денег больше собралось, и по тем словам пошли от меня с двора все и, отшед от двора, стали кругом и прислали ко мне Мещеряка Сулмаметка, и он говорил, прислали де его начальники и все мирские люди сказать: слышно де им, что идет на Уфу воевода Лев Аристов, и они де его, Льва, не пустят, у них де хорош воевода Александр Аничков. И как я от них поехал назад, и они ехали наперед меня и позади с ружьем человек с 60 тридцать верст, а слышно мне, буде бы я стал брать подводы, не хотели давать. После того послали мы на Уфу Льва Аристова на Александрово место Аничкова для лучшего усмотрения, и он, Лев, поехал и писал к нам в Казань, что башкирцы его на Уфу ехать не пущают, остановили на дороге до Уфы верст за двести, а говорят: велел де у них быть воеводою Александру Аничкову Борис Петрович и нам де он люб. А он, Александр, житель уфинской, и имели мы в том опасения, нет ли от него к ним в упорстве какого ослабления. А из верхних городов иноверцы и уездные люди бегут в Уфинской уезд, а башкирцы принимают и заказу нашего не слушают, и мы поставили по дорогам заставы, а имая их, велели приводить в Казань. От господина фельтмаршалка посылан был на Уфу Василий Арсеньев и, приехав с Уфы, сказывал, что поехал к нему, фельтмаршалку, с Уфы в челобитчиках пущий вор и бунтовщик башкирец Демейко с товарыщи, который в прошлом в 705 году разорял села и деревни и людей побивал и в полон брал и стада отгонял. Да и опричь того слышно, что уфинцы поехали к нему, фельтмаршалку, бить челом, по словам присланных от него. А до посылки на Уфу фельтмаршалковой стали было быть смирно и полонное отдавали и впредь отдавать хотели, а после того не так. Естли его милость в такие дела станет вступать и такому народу учинит, не осведомясь с нами, хотя малую ослабу, то всеконечно нам в доброе их установить и злое от них отрешить будет невозможно для того, что мы, по обещанию своему, делаем душевным намерением и безмездно, а другие особым намерением, о котором их намерении ваше превосходительство сами довольно известны.

6) Шереметев Головину: апреля 18 числа писали ко мне из Казани Никита Кудрявцев, Александр Сергеев, Степан Вараксин, и я против того письма писал к ним, что Никита Кудрявцев на то на все сам сведом, а не так, как они писали. И как я приехал в Казань, и каков мне был указ премилостивейшего моего государя устной, которой я ему объявил, и с ним о том говорил пространно, как бы тех башкирцов привесть в прежнее состояние и послушание, и как я от него выразумел о тамошнем их поведении, и послали к ним с письмами, и которые сидели за караулами в Казани свободили для того и послали с ними нарочно офицера для лучшего уверения, и велели, чтоб они от своих шатостей отстали и были во всяком послушании и покорстве, и для лучшего уверения, что по указу великого государя приехал в Казань, прислали б ко мне башкирцов из лучших людей, буде какие есть нужды, чтоб доносили и во всякое своевольство не вступали. И по тем моим посылкам приехал в Казань башкирец Усей Бигинеев, который был у меня в полку в свейском походе, и о чем они великому государю били челом, и я о тех делах писал и с ним, Никитою, при отпуске к Москве приказывал словесно, чтоб он донес о том великому государю. И по той моей посылке уфимцы и башкирцы почали было быть во всяком послушании и покорности и всякие подати все хотели платить по-прежнему. И как Усей был у меня в Казани, и он сказал, что со всех дорог присланы будут лучшие люди с повинностью своею и с челобитьем, и мне было им запретить, чтоб ко мне не ехать, невозможно для того, что указал премилостивейший государь усмотреть, буде бы что положено на них в тягость, и их своею государевою милостию обнадежить. И при моей бытности пришли было все в старое состояние, и если б я не ускорил своим приходом в Казань, он же, Никита, мне сказывал, что и в Казани было не безопасно, а в Синбирску было и сделалось, если б не показал своей службы синбирской воевода Федор Есипов. И моим прибытием в Казань и в низовые городы никакому государеву делу порухи не учинилось, но обновилось, а на Уфу воевода Аничков послан по указу великого государя, каков привез ко мне Михайло Щепотев, а не я собою послал, на что он, Никита, сведом же, а челобитных, о чем мне подавали уфимцы и башкирцы и иных низовых городов, как в оброках, так и в ясаках и в иных их накладных сборах, и я ни во что не вступал и никакого указу не учинил и те челобитные послал к великому государю к Москве, а когда ко мне приехал в Казань Михайло Щепотев и вручил мне писмо премилостивейшего государя собственной его государевой руки, что указал мне великий государь итить к Саратову и к Царицыну, и я казанские все дела, которые были, оставил все в Казани и по походе своем в тамошнее дело, кроме военных дел, что надлежит к походу моему, ни во что не вступал, а ныне, как прислан великого государя указ, что велено быть ему, Никите, и прочим, и я ни в какие их дела не вступал и не вступаю и впредь без указу вступать не буду, а тем башкирцам дале Синбирска ехать было я не велел, и приехали они ко мне в Астрахань по первым моим посылкам марта в 26 числе, и ныне, государь мой, тех приезжих башкирцов послал к милости твоей. Тебе ж, государю моему, известно чиню: прислали ко мне с Саратова списки с указу великого государя, каковы разосланы во все низовые городы от Александра Сергеева и Стрелкова, что меня ни в чем слушать не велит, и те списки послал к милости твоей при сем же писме: и естли, государь, стану о чем в которые городы и посылать, а воеводы меня слушать не станут, чтоб в том какой порухи в делах государевых не было и мне не причтено было в нерадение. Зело я, государь, опасаюся, чтоб не учинилось и на Уфе от башкирцев так же, как и в Астрахане, а я вижу, что зреет, а как сделается, мудро будет унимать.



главная :: наверх :: добавить в избранное :: сделать стартовой :: рекомендовать другу :: карта сайта :: создано: 2011-10-01T18:17:17+00
Наша кнопка:
Научно-образовательный портал