Вы здесь: Главная -> Новости -> 2008 -> июнь -> Фонд общественного мнения: о науке и ученых
Новости науки
2016:
78
2015:
12345678910
2014:
123456789101112
2013:
123456789101112
2012:
123456789101112
2011:
123456789101112
2010:
123456789101112
2009:
123456789101112
2008:
123456789101112
2007:
123456789101112
2006:
123456789101112
Рейтинг@Mail.ru

Фонд общественного мнения: о науке и ученых


О науке и ученых

Опрос населения в 100 населенных пунктах 46 областей, краев и республик России. Интервью по месту жительства 5-6 июня 2008 г.. 1500 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,6%.

Когда-то, в романтические времена «раннего застоя», статус науки и авторитет людей, ею занимающихся, были безусловны. Сегодня, по мнению 44% наших сограждан, ученые стали менее авторитетны. В этом особенно убеждены люди, имеющие среднее специальное и высшее образование (50 и 52% соответственно), относительно обеспеченные (49%), а также жители Москвы и других мегаполисов (62 и 52% соответственно). Примечательно, что эту точку зрения чаще разделяют и те респонденты, у которых среди родных или знакомых есть люди, занимающиеся наукой (таковых в нашей выборке 12%) – 55%.

Противоположенного мнения – что авторитет ученых вырос по сравнению с советским периодом – придерживаются 18% опрошенных (чаще других его высказывают люди малообеспеченные – 24%).

По сравнению с распределением ответов на аналогичный вопрос, полученным в 2001 году1, ситуация выглядит несколько более благополучной: тогда около половины наших сограждан (53%) говорили о снижении авторитета ученых (в том числе среди людей с высшим образованием – 67%), а о его повышении – лишь 11%.

Так же, как и семь лет назад, каждый пятый (19%) сегодня считает, что авторитет ученых по сравнению с советскими временами не изменился; столько же затруднились ответить на вопрос.

Относительно престижности научной карьеры единодушия в обществе нет: 41% опрошенных считают, что ученым сегодня в России быть престижно (чаще других это люди, далекие от научной деятельности: граждане с образованием ниже среднего – 47%; с низким уровнем доходов – 51%; жители сел – 47%).

Практически такой же статистический вес – 42% – имеет и противоположная точка зрения, согласно которой быть ученым, заниматься наукой сегодня непрестижно. Ее чаще разделяют жители Москвы (60%) и других мегаполисов (57%), люди с относительно высокими доходами (53%), а также, что особенно примечательно, лица с высшим образованием (54%) и те, кто в своем окружении имеет людей научных профессий (53%).

Вопрос о престиже того или иного занятия в массовом сознании тесно связан с материальным фактором. Неудивительно, что на вопрос, как в материальном отношении живут ученые, люди чаще всего (38%) отвечали: «так же, как все». Примерно четвертая часть респондентов (27%) полагают, что ученые живут лучше большинства россиян (эту иллюзию чаще других разделяют люди малообразованные, плохо обеспеченные, а также жители сел – 34–38% в этих группах), а 16% считают, что ученые живут хуже большинства своих соотечественников. Последний ответ достаточно распространен среди лиц, имеющих высшее образование (28%). Те, у кого в числе родных и знакомых есть ученые, выбирали преимущественно ответ «так же» (48%); ответ «хуже» в этой группе также встречается чаще, чем в целом по выборке (25%).

Как бы то ни было, но занятие наукой по-прежнему рассматривается в обществе как достойный выбор жизненного пути. Так, большинство респондентов (61%) сказали, что если бы им пришлось давать совет способному молодому человеку, который решил посвятить себя науке, они поддержали бы его в этом решении (среди людей с высшим образованием – 70%, среди тех, у кого среди родственников или знакомых есть ученые, – 78%), и лишь 12% стали бы, как они утверждают, отговаривать юношу или девушку заниматься наукой (чаще других это москвичи – 21%).

Основные доводы противников научной карьеры (им был задан соответствующий открытый вопрос) просты и прагматичны: во-первых, это низкие заработки в научной сфере («будет очень образованный и нищий»; «в наше время надо заниматься чем-то более прибыльным» – 5%); во-вторых, низкая престижность и неперспективность такого рода деятельности («более престижные профессии в нашей жизни сейчас не связаны с наукой, а связаны с экономикой: торговля, производство»; «нет в стране уважения к людям науки, не ценят их»; «сейчас к ученым недостаточно хорошо относятся»; «мало что добьется, не дадут» – 2%).

Те, кто поддержал бы молодого человека, мечтающего о науке, объясняли свою позицию (также отвечая на открытый вопрос) чаще всего тем, что подобное намерение говорит о высокой жизненной планке, которую ставит себе человек, о его «стремлении к саморазвитию», а это, по мнению респондентов, заслуживает уважения: «уважаю выбор человека»; «умный человек должен расти»; «заниматься наукой – значит развивать себя, этого родному человеку я желаю» (20%).

Близкую позицию разделяют те, кто вспоминал старую истину «ученье – свет, а неученье – тьма» («быть умным разве плохо?»; «каждый хочет, чтоб близкий человек был образованным»; «пусть будет хотя бы умный»; «я за любую учебу» – 6%), а также те респонденты, кто подчеркивал, что наука – «это достойное занятие»; «это серьезная работа…» (5%).

Второй распространенный довод в пользу выбора научной карьеры сфокусирован на общественных интересах: «пусть учатся, работают на благо всего народа»; «чтобы лучше была жизнь и польза для общества»; «для увеличения научного потенциала»; «надо развивать науку в России – мы же патриоты своей страны» (15%).

Довольно многие говорили о тех социальных благах, которые может дать занятие научной деятельностью: «это хорошо звучит – “ученый”, много льгот»; «чем больше знаешь, тем выше будешь»; «будет большим человеком в будущем»; «будет много знать, поедет куда-то, жить будет в городе»; «в люди вышел бы»; «прославил бы фамилию» (7%). Некоторые (впрочем, немногие) говорили непосредственно о материальном факторе: «в науке платят сейчас хорошо»; «лучше будет материальное положение»; «он сможет продать себя подороже» (2%).

А для некоторых людей захватывающей перспективой представляется сама возможность совершить научное открытие: «вдруг он что-нибудь новое откроет»; «что-то новое изобрел бы, ранее неизвестное» (2%).

Заметим, кстати, что если говорить о гендерной принадлежности «способного молодого человека», мечтающего о научной карьере, то, по мнению значительного числа респондентов (43%), на способность к научной работе она не влияет (в этом убеждены прежде всего люди с высшим образованием – 53%). Почти столько же респондентов (41%) полагают, что к научной работе более способны мужчины, и лишь немногие (6%) – что женщины; 10% затруднились ответить на этот вопрос.

В своей повседневной жизни к авторитету «ученого мнения» люди в целом обращаются нечасто. Так, на вопрос: «…Бывает ли так, что, обсуждая ту или иную тему со своими родными, друзьями, знакомыми, Вы ссылаетесь на мнения ученых или на какие-либо научные факты, сведения?», почти половина респондентов (47%) ответили «не бывает». Сказали, что такое случается «часто», 15% опрошенных, что «редко» – 29%. «Научные беседы» – явление, наиболее распространенное среди людей высокообразованных (70% ответили «бывает», в том числе 30% – «часто» и 40% – «редко») и особенно среди тех, у кого есть родственники или знакомые, занимающиеся наукой (69%, в том числе «часто» – 38%).

Академия наук

Если говорить об отношении населения к главной научной инстанции страны – Академии наук, то оценка ее роли в развитии отечественной науки меняется мало. Так, по сравнению с 2001–2004 гг. несколько снизилась доля тех, кто положительно оценивает роль Академии в развитии российской науки (сегодня такую оценку дают 58%; среди респондентов, имеющих в своем окружении ученых, – 65%), однако при этом снизилась и доля тех, кто говорит об отсутствии какого-либо влияния РАН на эту сферу (сегодня – 13%; чаще других это москвичи – 27%, а также люди с высшим образованием – 19%). Некоторое возмущение в эту тенденцию внес опрос 2005 года, проходивший в то время, когда в обществе велись дебаты относительно реформирования РАН (соответственно 40 и 27% суждений о положительной роли Академии или об отсутствии таковой). Об отрицательной роли АН на протяжении всего рассматриваемого периода говорили единицы (1–3%).

Объясняя в форме ответа на открытый вопрос, почему они отказываются признавать за Академией роль «генштаба» науки, респонденты приводили преимущественно два довода. Первый – что в отечественной науке отсутствуют заметные достижения («не слышно о достижениях наших ученых»; «ее, науки, толком нет в России»; «ничего не изобретают ученые сегодня, нет реального вклада в науку»; «все покупаем у других стран, нет своих разработок» – 3%); второй – что «Академия наук не имеет средств на развитие» («мало денег в РАН»; «государство не поддерживает науку» и т. п. – 3%).

Что касается недавних выборов президента Академии наук и пополнения числа ее членов, то это событие не вызвало большого общественного резонанса. Отвечая на открытый вопрос: «Вспомните, пожалуйста, какую-либо информацию об Академии наук, которая встречалась Вам в газетах, на радио или телевидении за последние месяц-два», о нем вспомнили 7% опрошенных («избирался председатель у них в Академии наук»; «большой переполох на выборах главного академика…»; «были какие-то выборы академиков» и т. п.); 3% сказали о том, что «повышают зарплату людям, работающим в науке»; 2% – об улучшении финансирования научной сферы в целом («больше бюджет выделяется на науку»; «государство поворачивается к науке лицом»).

Более подробную информацию по данному опросу смотрите на соответствующей странице официального сайта фонда "Общественное мнение".

Источник: Фонд "Общественное мнение"


главная :: наверх :: добавить в избранное :: сделать стартовой :: рекомендовать другу :: карта сайта :: создано: 12.06.2008
Наша кнопка:
Научно-образовательный портал